Момент, в который пресс ударил ее по плоской голове, и невероятное давление, придавшее ей округлость, ложка вспоминала только во сне. Трофейная серебряная открывалка для бутылок называла такие сны архетипическими снами о родах, а ей можно было верить – в прошлом она работала в семье немецкого врача. Злые языки в буфете утверждали, что серебра в ней нет ни грамма, один мельхиор, поэтому и в остальном ей веры нет. Ложке же было приятно думать, что у нее в жизни существовало ее особенное рождение где-то в необъятном мире за пределами буфета, стола и жестяной мойки.

Однажды старая жестяная лопатка вернулась с работы со свернутой головой, и ложка поняла – это шанс. Она начала изгибаться и выбралась поверх товарок как раз вовремя, чтобы мягкая теплая рука взяла ее. Ложка получила работу! Теперь она не просто пробовала изредка суп или кашу, она получила доступ к готовке, куда столовые приборы только мечтали попасть. Целый день ложка скребла по чугунной квадратной сковородке с пупырчатым дном, переворачивала жареный лук и картошку. Летом наступала пора оладий – к хозяйке приезжали внуки. Год шел за годом и ложка начала понимать, что ничего не изменилось – работа, которая должна была вырвать ее из осточертевшего круга, оказалась тяжелее предыдущей, и стало мучительно ясно, что никогда ничего особенного с ней не произойдет.

Одним солнечным осенним вечером оранжевый луч упал на ложку и отразился от блестящего бока кастрюли. В отражении ложка увидела себя целиком – часть головы у нее была сточена. В этот же день на кухне было много суеты, а потом все стихло. Больше в кухню никто не входил. Ложка, ворчливая сковорода, приборы – все погрузились в печальный летаргический сон.

Где-то через год дверь в кухню открылась и вошла девочка. «Мы ничего отсюда не будем брать», – донесся женский голос. Девочка обошла кухню, заглянула внутрь старой газовой колонки, подошла к столу. «Ну мамочка, можно я возьму только одну ложку, на память о бабушкиных оладушках? Она особенная, со стертым кончиком», – девочка взяла ложку и выбежала из кухни.

Мазуренок Татьяна, 2015

Примечание: эту сказку я написала в качестве первой домашней работы в Creative Writing School – школе обучения писательскому мастерству. Всем, кто хочет начать писать, независимо от того, что вы думаете о своих писательских талантах, очень ее рекомендую.

Примечание 2: у меня была минута славы, когда мама на даче пожаловалась, что папа “ни с того, ни с сего” потребовал достать из дальнего ящика ложку со стесанным кончиком и сказал, что будет теперь есть только ею (на тот момент я ему посылала текст, а ей нет).

Примечание 3: в память о любимых бабушке и дедушке, городе Вольске, стесанных цементных горах, широкой Волге и прыгающей на волнах “казанке”. Скучаю.

Комментарии